Get Adobe Flash player

Социальные сети

Поиск по сайту

Авторизация



Юридические услуги для юридических лиц          Заявка на юридические услуги          Юридические услуги для физических лиц

Главная Статьи Денежное довольствие военнослужащих

Денежное довольствие военнослужащих

Денежное довольствие военнослужащихНедоплата денежного содержания - это принудительное лишение военнослужащего денежных средств, которые начисляются ему в обязательном порядке на законных основаниях и которые, в соответствии со ст.ст. 10, 12, 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих", являются оплатой за его личный труд при прохождении военной службы и, следовательно, единственным средством материального обеспечения военнослужащего. Поэтому вопросы "не сколько?", "а за сколько?" (положено) соединили в данном случае пространство и время.

Проблему определения периода получения недополученного денежного довольствия уже реально ощутило большое количество военнослужащих, обратившихся за защитой своих прав в военные суды. И эта проблема заключается в том, что, согласно ст. 256 ГПК РФ, военнослужащий может обратиться в суд в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав. Применяя указанную норму, военные суды отсчитывали три месяца назад от обращения в суд и только за этот срок удовлетворяли требования о выплате недополученного денежного довольствия.

Данная практика настолько прижилась, особенно в судебной системе Московского военного округа, что даже Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации приходилось дважды по одному и тому же делу по этому вопросу доказывать нижестоящим судьям, что они не правы*(1).

Опираясь на практику Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, в настоящей статье автор попытается доказать, что невыплата денежного довольствия военнослужащему является длящимся правонарушением, определить момент его начала и окончания, сформировать алгоритм обоснования заявлений военнослужащих, попавших в подобную ситуацию, и опровергнуть доводы военных судов о невозможности применения данной позиции.

Довод первый: "узнал, когда получал!". Позиция военного суда в данном случае сводится к тому, что, когда военнослужащие получают денежное довольствие, они фактически узнают о незаконности действий органов военного управления в части недоплаты им отдельных его составляющих.

Теоретически можно предположить, что если военнослужащий получает денежное довольствие и видит, что ему что-то недоплатили, то он узнает, что его права нарушены, и соответственно у него начинает течь срок давности на обращение в военный суд. Однако, по мнению автора, в данном случае должны совпасть одновременно несколько условий:

- денежное довольствие выдано военнослужащему с указанием на все его составляющие и он ознакомлен с данной информацией;

- невыплата была разовой или в следующем месяце уже не имела места.

Именно при данных условиях мы имеем дело либо с единичным случаем, либо с моментом прекращения нарушения права на получение денежного довольствия, которое ранее систематически не выплачивалось без перерывов.

Часть 1 ст. 256 ГПК РФ сформулирована таким образом, что начало течения срока на обращение в суд связано не только с объективными обстоятельствами получения данной информации, но и с ее субъективным восприятием конкретным военнослужащим, т.е. обязанность доказать, именно доказать, а не предположить, что военнослужащему стало известно о нарушении права, лежит на командовании воинской части.

Довод второй: "банковский счет не в счет!". В настоящее время подавляющее большинство военнослужащих получают денежное довольствие по банковской карте. Именно на банковский счет перечисляется денежное довольствие военнослужащих, и без разделения на каждую составляющую, а одной суммой, что препятствует им контролировать полноту его доведения.

Вместе с тем, военные суды полагают, что поскольку согласно ст. 846 ГК РФ банк заключает договор банковского счета с клиентом, то добровольное согласие военнослужащего заключить такой договор без понуждения не влияет на то, что заявителю не предоставляется информация о размере его денежного довольствия. И опять приходят к выводу, что заявитель мог при желании получить справки о перечислении (которые являются платными), но не сделал этого.

Однако предположение суда в этом случае носит внеправовой характер, так как обязанности "желать" на военнослужащего не возложено. Доказательств о том, что военнослужащему стало известно о недоплате, из данного вывода получить нельзя.

Довод третий: "не будешь читать, не сможешь считать" заключается в том, что военный суд, пытаясь применить последствия пропуска трехмесячного процессуального срока на обращение в суд, указывает на уровень образования заявителя, занимаемую им должность и доступность источников средств массовой информации, пытаясь провести между ними логическую связь, свидетельствующую о том, что у заявителя не было препятствий для обращения в суд. Вместе с тем, ни вопросы образования заявителей, ни вопросы занимаемой ими должности, как правило, судом не исследуются, что может свидетельствовать о неправильном определении судом обстоятельств, имеющих значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

Также следует отвергнуть довод военного суда об указании на доступность источников средств массовой информации, не подтвержденный никакими доказательствами, без указания на конкретные источники информации, публикуемый материал, тираж, территорию распространения и целевую аудиторию СМИ. Кроме того, этот вопрос не являлся предметом по делам о восстановлении прав военнослужащих на своевременно невыплаченное денежное довольствие.

Довод четвертый: "не получил вовремя, сам нарушил закон!". Наверное, самый из необычных доводов военного суда, заключающийся в том, что, в соответствии со ст. 26 Федерального закона "О статусе военнослужащих", военнослужащие обязаны строго соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации, требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы командиров, а поскольку они недополучили часть своего денежного довольствия, то не соблюдали закон. Таким же несоблюдением закона военными судами признавалось незнание военнослужащими причитающихся им составляющих денежного довольствия.

Военные суды, таким образом, снимают с органов военного управления обязанность доказывания доведения соответствующей информации до военнослужащего, установленную ч. 1 ст. 249 ГПК РФ по данной категории дел. Опровергается этот довод тем, что, в соответствии со ст. 4 Федерального закона "О статусе военнослужащих", никто не вправе ограничивать военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в правах и свободах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и названным Федеральным законом. Должностные лица органов государственной власти, органов местного самоуправления и организаций, а также командиры, виновные в неисполнении обязанностей по реализации прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, несут ответственность в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Для военнослужащих вышеназванным Федеральным законом устанавливается единая система правовой и социальной защиты, а также материального и иных видов обеспечения с учетом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, в том числе и в льготном исчислении, выполняемых задач, условий и порядка прохождения ими военной службы.

Правовая защита военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей является функцией государства и предусматривает закрепление в законах и иных нормативных правовых актах прав, социальных гарантий и компенсаций указанных лиц и иных мер их социальной защиты, а также правовой механизм их реализации.

Реализация мер правовой и социальной защиты военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей возлагается на органы государственной власти, органы местного самоуправления, федеральные суды общей юрисдикции, правоохранительные органы в пределах их полномочий, а также является обязанностью командиров (начальников).

В соответствии со ст. 82

Продолжение (самое основное!):

В соответствии со ст. 82 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. N 1495, командир (начальник) обязан обеспечивать доведение до личного состава положенного денежного и других видов довольствия.

Довод пятый: "внезаконные выплаты незаконны!". Здесь военные суды указывают на то, что ряд выплат являются дополнительными, поэтому не могут быть отнесены к денежному довольствию, за полноту доведения которого отвечает командир, т.е. получается, что правовой защите подлежат только те выплаты, которые предусмотрены Федеральным законом "О статусе военнослужащих"? Представляется, что этот довод также следует отнести к судебной ошибке, поскольку, в соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона "О статусе военнослужащих", денежное довольствие военнослужащих состоит из месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием, которые составляют оклад месячного денежного содержания военнослужащих, месячных и иных дополнительных выплат.

Действительно, в ст. 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих", носящей наименование "Дополнительные выплаты", перечислены основные дополнительные выплаты, однако делать вывод о том, что только дополнительные выплаты, перечисленные в данной статье, имеют правовую охрану как составляющие денежного довольствия военнослужащих, неверно. Из п. 9 ст. 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих" усматривается, что, кроме выплат, предусмотренных данным Федеральным законом, Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, а в пределах выделенных ассигнований Министром обороны Российской Федерации (руководителем иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба) могут устанавливаться надбавки и другие дополнительные выплаты военнослужащим.

Таким образом, независимо от того, каким нормативным правовым актом установлена выплата для военнослужащих, она является составной частью денежного довольствия.

Довод шестой: "три месяца против трех лет". Конкуренцию двух правовых норм усматривают военные суды при применении ст. 256 ГПК РФ и п. 7 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N 200. При этом, в судебных решениях указывается, что нормы приказа Министра обороны Российской Федерации имеют меньшую силу, чем ГПК РФ.

Формально с данным доводом поспорить трудно, но только в том случае, если бы приказ Министра обороны Российской Федерации регулировал аналогичный изложенному в ст. 256 ГПК РФ вопрос, т.е. срок обращения за судебной защитой. Однако п. 7 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации указывает на срок, в течение которого денежное довольствие, причитающееся военнослужащему и своевременно не выплаченное или выплаченное в меньшем, чем следовало, размере, выплачивается за весь период, в течение которого военнослужащий имел право на него, но не более чем за три года, предшествовавшие обращению за получением денежного довольствия, т.е. отличается от срока, предусмотренного ст. 256 ГПК РФ.

Автор настоящей статьи считает, что для предотвращения подобной ситуации, если военнослужащий желает потребовать реализации своего права, предусмотренного п. 7 указанного Порядка, и с момента первой невыплаты прошло уже более трех месяцев, но менее трех лет и невыплата не прерывалась, ему следует обратиться с рапортом по команде и в случае получения отрицательного ответа (неполучения ответа) оспорить данный отказ в суде, тем самым не пропустив трехмесячный срок с момента отказа.

Довод седьмой: "начислено, но не выплачено". Еще одна из уловок. Военные судьи осуществляют толкование п. 7 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации таким образом, что приходят к выводу о том, что денежные средства в соответствии с этой нормой военного права можно получить только в том случае, если в отношении их отсутствует судебный спор либо если эти средства начислены военнослужащему, но фактически не выплачены ему.

С учетом того, что нормативные правовые акты при судебном разбирательстве должны толковаться буквально, отсутствие в п. 7 указанного Порядка соответствующих формулировок лишает, по мнению автора, подобные выводы логической и юридической поддержки.

Обобщая вышеизложенное, следует отметить, что, согласно разъяснениям Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации N 9100/08 от 30 октября 2008 г. и N 10662/08 от 17 декабря 2008 г., изменение срока на обращение в суд, предусмотренного ст. 256 ГПК РФ, на срок, в течение которого может быть взыскана сумма задолженности, а также неправильное определение момента, с которого исчисляется этот срок, нарушает права военнослужащих.

В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" от 14 февраля 2000 г. N 9 Пленум обращает внимание военных судов на то, что при присуждении ко взысканию в пользу военнослужащего своевременно не выданного ему денежного и иного довольствия, а также других выплат суд в случае признания заявления обоснованным в соответствии с законом должен восстановить нарушенные права заявителя в полном объеме.

Данное положение непосредственно корреспондирует ч. 1 ст. 258 ГПК РФ, согласно которой суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод.

Наглядным примером обоснования данной статьи служит определение Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2010 г. N 201-В10-17, вынесенное непосредственно по делу автора настоящей статьи. На основе этого определения все военнослужащие, имеющие аналогичные правопритязания, смогут восстановить свои нарушенные права.

Мервозединов, Важенин и Зорин обратились в суд с заявлением от 25 августа 2008 г., в котором просили признать незаконными действия начальника Военного университета, связанные с невыплатой ежемесячного денежного поощрения и в полном объеме надбавки за сложность, напряженность и специальный режим военной службы, и обязать названное должностное лицо выплатить указанные надбавки: Мервозединову - с сентября 2007 г. по 4 июля 2008 г., Важенину - с сентября 2007 г. по 29 июня 2008 г., Зорину - с сентября 2007 г. по день вынесения судебного решения.

Решением Московского гарнизонного военного суда от 12 декабря 2008 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 5 марта 2009 г., требования заявителей удовлетворены частично.

Суд признал незаконными действия начальника Военного университета, связанные с невыплатой заявителям ежемесячного денежного поощрения с марта 2008 г. по дату, указанную ими в заявлении, и обязал названное должностное лицо выплатить заявителям названное поощрение за эти периоды с применением к сумме задолженности сводного индекса потребительских цен, рассчитанного за период с момента наступления права на эту выплату по день ее фактической выплаты.

В остальной части требований заявителям отказано: о выплате ежемесячного денежного поощрения - в связи с пропуском срока обращения с заявлением в суд, о выплате в полном объеме надбавки за сложность, напряженность и специальный режим военной службы - по существу.

Определением судьи Московского окружного военного суда от 17 июля 2009 г. заявителям отказано в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Шалякина А.С. от 12 августа 2009 г. надзорная жалоба заявителей на указанные выше судебные постановления с делом передана для рассмотрения по существу в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

Определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2009 г. решение Московского гарнизонного военного суда от 12 декабря 2008 г. и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 5 марта 2009 г. по заявлениям Мервозединова Д.Р., Важенина А.Л. и Зорина А.С. в части оспаривания ими действий начальника Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, связанных с невыплатой ежемесячного денежного поощрения за период с сентября 2007 г. по март 2008 г., отменено в связи с существенным нарушением норм процессуального права, а дело в указанной части направлено на новое рассмотрение в Московский гарнизонный военный суд.

При новом рассмотрении данного дела в указанной части Московский гарнизонный военный суд решением от 2 октября 2009 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 24 декабря 2009 г., отказал в удовлетворении требований заявителей, связанных с невыплатой им ежемесячного денежного поощрения за период с сентября 2007 г. по март 2008 года, в связи с пропуском ими установленного ст. 256 ГПК РФ срока на обращение с заявлением в суд.

Определением судьи Московского окружного военного суда от 4 мая 2010 г. Мервозединову Д.Р., Важенину А.Л. и Зорину А.С. отказано в передаче надзорной жалобы на решение Московского гарнизонного военного суда от 2 октября 2009 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 24 декабря 2009 г. для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

В надзорной жалобе заявители утверждают, что суды допустили существенное нарушение норм материального и процессуального права и проигнорировали выраженное в определении Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2009 г. указание о толковании закона - ст. 258 ГПК РФ. Вследствие этого судами сделан неправильный вывод о пропуске ими срока обращения в суд с заявлением и на этом основании отказано в удовлетворении их требований о выплате ежемесячного денежного поощрения за период с 1 сентября 2007 г. по 29 февраля 2008 г.

По указанным мотивам заявители просят обжалуемые судебные постановления отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об удовлетворении их требований с применением сводного индекса потребительских цен на товары и услуги по г. Москве за период с момента наступления права каждого из них на выплату по день ее фактической выплаты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Жудро К.С. от 3 августа 2010 г. указанная надзорная жалоба заявителей вместе с делом передана для рассмотрения по существу в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации.

Рассмотрев материалы дела и проверив доводы надзорной жалобы, Верховный Суд находит жалобу подлежащей удовлетворению в части просьбы об отмене судебных постановлений об отказе заявителям в выплате в полном объеме ежемесячного денежного поощрения.

Из дела видно, что заявителям в связи с зачислением в распоряжение начальника Военного университета с сентября 2007 г. прекращена выплата ежемесячного денежного поощрения.

Решением Московского гарнизонного военного суда от 12 декабря 2008 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 5 марта 2009 г., признано, что выплата ежемесячного денежного поощрения Мервозединову, Важенину и Зорину в период нахождения в распоряжении начальника университета прекращена неправомерно.

Согласно ст. 258 ГПК РФ суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина.

Названная статья не содержит ограничения по сроку, за который могут быть взысканы денежные требования заявителя. Единственным условием удовлетворения указанных требований является их обоснованность.

Следовательно, при признании заявления обоснованным оно подлежит удовлетворению в полном объеме без ограничения срока. В данном конкретном случае - за весь период невыплаты указанного поощрения.

Отказывая в удовлетворении заявления в части выплаты Мервозединову, Важенину и Зорину ежемесячного денежного поощрения за период нахождения в распоряжении начальника Военного университета с сентября 2007 г. по март 2008 г., суд указал в решении, что об оспариваемых действиях должностного лица заявителям стало известно не позднее февраля 2008 г., однако они обратились в суд только в августе 2008 г., не представив каких-либо доказательств уважительности причин пропуска ими срока на обращение в суд с заявлением.

С данным выводом согласиться нельзя.

В силу ст. 13 Федерального закона "О статусе военнослужащих", пп. 2, 92 и 106 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 июня 2006 г. N 200, ежемесячное денежное поощрение является составной частью денежного довольствия военнослужащего.

Обязанность командования по своевременной и в полном объеме выплате военнослужащему денежного довольствия сохраняется в течение всего периода нахождения его на военной службе.

Как усматривается из материалов дела, на момент обращения Зорина в суд его право на получение названного поощрения продолжало нарушаться, а со времени окончания нарушения прав Мервозединова и Важенина на получение поощрения до их обращения в суд прошло менее трех месяцев.

При таких данных вывод суда о пропуске заявителями срока обращения с заявлением в суд за период с сентября 2007 г. по март 2008 г. является ошибочным.

Указание о таком толковании закона дано в определении Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 20 августа 2009 г., которое, в силу ч. 2 ст. 390 ГПК РФ, являлось обязательным для Московского гарнизонного военного суда при новом рассмотрении дела, однако им выполнено не было. В результате этого суд неправильно истолковал закон.

Таким образом, судом допущено существенное нарушение норм процессуального права, вследствие чего решение в вышеуказанной части подлежит отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся доказательств, однако судами допущена ошибка в применении норм процессуального права, Военная коллегия полагает необходимым принять в части требований заявителей о выплате им ежемесячного денежного поощрения за период с 1 сентября 2007 г. по 29 февраля 2008 г. новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 386-388,п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила: решение Московского гарнизонного военного суда от 2 октября 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 24 декабря 2009 г. по заявлению Мервозединова Д.Р., Важенина А.Л. и Зорина А.С. в части оспаривания ими действий начальника Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, связанных с невыплатой ежемесячного денежного поощрения за период с сентября 2007 г. по март 2008 г., отменить в связи с существенным нарушением норм процессуального права; принять по делу новое решение, изложив его в следующей редакции:

"Заявление Мервозединова Д.Р., Важенина А.Л. и Зорина А.С. в части оспаривания ими действий начальника Военного университета Министерства обороны Российской Федерации, связанных с невыплатой ежемесячного денежного поощрения за период с сентября 2007 года по март 2008 года удовлетворить.

Обязать начальника Военного университета Министерства обороны Российской Федерации выплатить Мервозединову Д.Р., Важенину А.Л. и Зорину А.С. ежемесячное денежное поощрение за период с 1 сентября 2007 года по 29 февраля 2008 года, применив к сумме задолженности сводный индекс потребительских цен на товары и услуги по г. Москве за период с момента наступления права на выплату по день ее фактической выплаты".

А.С. Зорин, помощник депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, независимый эксперт по проведению экспертизы на коррупциогенность, кандидат юридических наук

"Право в Вооруженных Силах", N 12, декабрь 2010 г.